Интервью с психологом Мариной Иосифовной Берковской

— Можем ли мы как-то посодействовать человеку, переживающему погибель близкого?

— Самое главное для окружающих — осознать, что любой из нас имеет право тужить по-своему, так, как ему комфортабельно. Только нужно не забывать смотреть при всем этом, чтоб дело не дошло до инфаркта либо суицида. Пусть человек скорбит, как душа просит. Дайте ему Интервью с психологом Мариной Иосифовной Берковской простор, неопасное место, чтоб он сумел нареветься всласть, отпечалится, отскорбеть. Не пытайтесь приглушить горевание либо перевести его на «запасные пути». По другому это может привести к соматизации — переживанию психического стресса на физиологическом уровне, когда человек сетует на различные боли и противные чувства, а никакого определенного заболевания найти Интервью с психологом Мариной Иосифовной Берковской не удается.

— Как это?

— Когда человек не допускает наружного выражения собственных чувств, стремится сохранять невозмутимость, принуждает себя быть мужественным либо опасается показаться слабеньким, то в какой-то момент это завершается плачевно. Иногда дело доходит до психологических расстройств.

Чтоб как надо пережить утрату, необходимо пройти все стадии горя, не тормозя Интервью с психологом Мариной Иосифовной Берковской и не ускоряя процесс, невзирая на то, что некие этапы очень болезненны и жутки. Обычно, горевание продолжается около 2-ух лет.

1-ый год — самый тяжкий, 2-ой тоже не легче — в это время происходит проверка всех главных вех прошедшего года, приходится переживать всё поновой, только уже на другом уровне. Почти Интервью с психологом Мариной Иосифовной Берковской всегда через два года жизнь ворачивается в прежнее русло: вдовые дамы могут выходить замуж, рождать малышей, если ранее утратили малыша.

В это время погибший занимает в душе родных свое новое место, конкретно как ушедший. Нет, его не запамятывают, просто с ним инсталлируются дела как с человеком, который находится там Интервью с психологом Мариной Иосифовной Берковской, откуда не ворачиваются. Но это всё равно дела, невидимая связь, потому вспоминать об утрате всегда больно и горько.

Сложнее всего переживать погибель малыша — предки не просто теряют близкого человека, с ним погибает большая часть их души. Вот почему и через два года после утраты легче никак не становится. То же касается и Интервью с психологом Мариной Иосифовной Берковской погибели возлюбленных супругов.

— Два года — довольно большой период жизни. А ведь для человека в горе даже два денька, не то что два месяца, нестерпимо тяжелы?

— Когда ко мне обращаются горюющие, я честно, что «хорошо» наступит не скоро, к тому же это будет совсем другое, не схожее на прежнее «хорошо Интервью с психологом Мариной Иосифовной Берковской», потому что прошедшего не возвратить. Но нужно потерпеть, переболеть, перестрадать. Не напрасно же во всех главных религиях критичными числятся приблизительно схожие сроки после погибели: 9–10 дней. В это время необходимо быть в особенности внимательными с теми, кто понес утрату, чтоб не случилось новейшей катастрофы.

— А что необходимо Интервью с психологом Мариной Иосифовной Берковской делать окружающим, чтоб человек верно и без осложнений пережил горе?

— В один прекрасный момент после 1-го теракта я стала очевидцем таковой сцены: дама, которая наверное не знала, погибли либо нет ее взрослые детки, по мобильному получила ужасное весть, что их тела обнаружены в морге.

Ее реакция на сообщение было совсем правильной, просто Интервью с психологом Мариной Иосифовной Берковской безупречной в плане горевания: она стала голосить, что есть мочи. Родные кинулись к ней, взяли ее под руки и желали увести. Из происходящего было совсем ясно, что эта семья собирается выжить, вырастить внуков,

достойно похоронить погибших и жить длительно и счастливо. Но здесь к даме кинулись Интервью с психологом Мариной Иосифовной Берковской толпы психологов, схватили ее за руки и за ноги и начали пихать ей пилюли. Дама ужаснулась, что что-то не то сделала, смолкла, у нее посинели губки, в этот момент я сообразила, что инфаркта ей не избежать.

Так делать нельзя. Человек горюет так, как может. Не лишайте его этого права. Если Интервью с психологом Мариной Иосифовной Берковской желает просто посиживать, смотря впереди себя, не мешайте, только временами инспектируйте пульс — живой ли он. По мере надобности принесите чай либо кофе. И всё.

— Но как можно расслабленно реагировать, когда человек орет от горя?

— А это личные трудности окружающих, что они чего-то там не могут. У дамы Интервью с психологом Мариной Иосифовной Берковской погибли детки, и она делала то, что ей необходимо. Если б она ринулась всех лупить, естественно, пришлось бы ее изолировать. Но ведь она никого не трогала. А ее напичкали успокоительными, не дали горю выйти наружу, создав тем почву для суровых заморочек в дальнейшем.

Кто-то, услышав про смерть близких, молчком Интервью с психологом Мариной Иосифовной Берковской теряет сознание. И что в этом ужасного? Это защитная реакция, она помогает человеку переживать горе. А психологи со собственной «любовью» и «заботой» в такие моменты больше вредят. Их поддержка и советы пригодятся, но позднее, когда человек начнет обдумывать, что вышло по сути, и решать, как жить далее.

— Как длительно продолжается Интервью с психологом Мариной Иосифовной Берковской период острого горя?

— В протяжении первых 6 месяцев потерявшим близкого может быть плохо практически всё время. Последующие полгода горе «накрывает» нередко, но не повсевременно, на 2-ой год — уже реже.

— И как в это время необходимо вести себя с горюющим?

— Быть проницательным и внимательным, чтоб улавливать моменты, когда человеку вправду плохо Интервью с психологом Мариной Иосифовной Берковской и он нуждается в нашей помощи. Не нагружать его заботой и гиперопекой, в особенности если ему это неприятно. Не нужно мыслить, что раз случилось горе, то сейчас вы должны проявить всю нежность, которую не отдавали долгие и длительные годы. Иногда это вызывает раздражение и неприязнь.

Горе необходимо уметь делить Интервью с психологом Мариной Иосифовной Берковской, для этого кое-где следует промолчать, в некий момент вкупе поплакать. Неплохо бы предложить некоторую смежную сферу для деятельности, которая вам обоим может быть увлекательной.

Не следует убеждать, что скоро станет отлично — ведь этого не случится. А вот гласить: «Потерпи, с течением времени станет легче» — можно. Опасайтесь слов «Я Интервью с психологом Мариной Иосифовной Берковской тебя понимаю», так как никто не осознает. Лучше выражаться так: «Я могу для себя представить, как для тебя плохо. Когда у меня погиб отец, я не знала, куда деться от боли».

— А переживания и мучения другого человека непременно пропускать через себя?

— В таких случаях происходит то, что именуется «резонансная Интервью с психологом Мариной Иосифовной Берковской травма» — когда чужая боль, усиливаясь в пару раз, становится своей болью. В этом состоянии вы ни утешить, ни поддержать горюющего уже не сможете. Вам самим требуется помощь. Потому — решение за вами, но вы никому ничего не должны.

— Но как? А если человек вообщем не желает ничего Интервью с психологом Мариной Иосифовной Берковской слышать про чужую трагедию, неуж-то он не должен ощущать себя виновным за беспощадность и безразличие?

— А в чем он повинет? Может, это его психическая защита от испуга погибели. Например, я уже издавна научилась пресекать пробы воспользоваться собой и «вешать» на себя все горести и неудачи. Если б я этого Интервью с психологом Мариной Иосифовной Берковской не сделала, непонятно, что бы со мной было.

Я сама не всегда готова соболезновать, если не знаю, как это делать. Когда у моих знакомых погиб 45-летний родственник и мне предстояло утешать его 90-летнюю мама, я была в замешательстве и так и не смогла отыскать нужные слова.

Естественно, нужно попробовать взять Интервью с психологом Мариной Иосифовной Берковской чужое горе на себя, рассуждая о том, что бы вы испытывали, если б такое случилось в вашей жизни. Но увлекаться этим не следует, вернее соразмерять свои силы и не доводить себя до такового состояния, чтоб вам самим потребовалась помощь.

— А можно на похороны не ходить, если при виде гроба, венков Интервью с психологом Мариной Иосифовной Берковской становится плохо?

— Если похороны так непереносимы, не нужно себя заставлять. Человек делает то, что для него естественно, и осуждать его за это некорректно.


interpretaciya-testa-kerna-jiraseka.html
interpretativnaya-teoriya-perevoda.html
intersect-corresponding-by-workerid.html