Интервью с доктором Пайтоном

— Здрасти, дорогие слушатели. Сейчас у нас в гостях членкор Русской академии, член Английского царского общества и Ватиканской академии, ведущий исследователь Глобальной ассоциации научного кролиководства — доктор Пайтон.

— Здрасти. Рад, что меня пригласили в нынешний эфир.

— Вы же понимаете причину? Вы — ведущий учёный, посвятивший свою жизнь исследованию зайчиков. Скажите, как вышло, что Москву Интервью с доктором Пайтоном и её округи наводнили кролики-людоеды? Ранее с трудом набирался и один случай на 10 лет, и никто не погибал. Четыре года вспять пушистики нападали на людей раз 30 в год, что вдвое меньше, чем акулы. На данный момент же и денька не проходит, как полицейские находят очередной труп со следами Интервью с доктором Пайтоном кроличьих зубов на теле, а воззвания в скорую помощь исчисляются десятками. В особенности в районах богатых лесными массивами: Сокольники с Лосиным полуостровом, Славянский бульвар, Бутово и т.д..

— Для начала хотелось бы направить ваше внимание, что poterantus lepusculus[1], он же зайчик хищный — вид достаточно старый. Самую большую известность он получил Интервью с доктором Пайтоном в легендах о короле Артуре. В какой-то из них погибло три рыцаря, а основоположник Камелота сумел одолеть сурового зверька хитростью и с Божьей помощью. Также археологам не один раз попадались гравюры и картины средневековых живописцев, где великодушные рыцари удирали от, казалось, безопасных зайчиков. Похожие мотивы Интервью с доктором Пайтоном присутствовали в восточно-славянских детских притчах. Броский пример — «Колобок». До семнадцатого века булочку съедала не лиса, как знают наши малыши, а заяц. И действовал этот заяц не хитростью, а скоростью, напором и беспощадностью. Можно вспомнить также китайские легенды о Луне. Кто там посиживает и стережёт порошок бессмертия? Верно, лунный зайчик Интервью с доктором Пайтоном. Почему так далековато? Античные китайцы, быстрее даже протокитайцы помнили о малеханьких и очень небезопасных созданиях, способных перегрызть глотку человеку за один прыжок.

Я анализировал все эти легенды, легенды и сказки для Академии Австралии. Сами понимаете, на их континенте не было никаких зайчиков. А когда их привезли, те расплодились Интервью с доктором Пайтоном, да так, что посевы погибли; все вероятные классические методы, вроде охоты и стерилизации, не помогали. Тогда, посреди двадцатого века, был применен вирус миксомы. Это посодействовало практически на 50 лет. Австралийские зайчики эволюционировали, улучшили иммунитет и научились дышать ртом. В итоге было решено отыскать естественных противников малеханьких размеров. Довольно стремительных и прожорливых, чтоб совладать Интервью с доктором Пайтоном с поголовьем зайчиков. У меня была мысль, но в Европе, Азии и Северной Америке они не встречались больше нескольких веков. Их относили в наилучшем случае к птицам додо и мамонтам, в худшем — к мифологии и небывальщинам. Мои исследования застопорились практически на год, пока в 2013 году мои примечательные Интервью с доктором Пайтоном коллеги, доктор Перфект и доктор Хитроёжев, не возвратились из экспедиции по дельте Амазонки. Они там нашли американского кролика-зануду, считавшегося вымершим, и множественные капища туземцев, посвящённые кроликам-убийцам. На неких жертвенных камнях были большие и не очень животные, на других — обнаружены людские останки. Беглый осмотр показал, что на костях были Интервью с доктором Пайтоном отпечатки кроличьих резцов.

Тогда я собрал команду, нашёл финансирование и, при поддержке Австралийской Академии, отправился в Латинскую Америку. Четыре месяца поисков увенчались фуррором. Мы отыскали деревню, поклоняющуюся «grande coelho mau[2]». Спустя ещё 40 два денька, три моих пальца и 5 младших научных служащих мы смогли изловить первого poterant lepusculus Интервью с доктором Пайтоном. Это был слабенький и нездоровой эталон. Но на нём мы смогли придумать ловушку для более здоровых зайчиков. Ею была бразильская пузатая мортышка, привязанная к большенному камню, и коробка с подпоркой. Как зайчик штурмовал мортышку, палка выбивалась. Хищник с жертвой оказывались пойманы. Набрав 50 образцов, мы возвратились в Австралию. Последующие исследования проявили, что возлюбленным Интервью с доктором Пайтоном лакомством наших зверьков были их травоядные сородичи, как я и подразумевал. Так Австралия временно решила задачи с пушистиками, опустошающими фермы.

— Но это всё достаточно далековато от Москвы. Как вышло так, что они наводнили московские и подмосковные леса? Неуж-то козни противников либо забугорных спецслужб? Плохой опыт Интервью с доктором Пайтоном?

— Хотелось бы, но всё еще проще.

— Как?

— Безответственные кретины.

— В смысле?

— До боли просто. Сначала нулевых, когда выяснилось что в Сахаре обитают белоснежные медведи, богачи начали заводить их как домашних питомцев. Ранее была мода на оранжевых пингвинов. Но эти животные добивались особенного ухода. А здесь хищные зайчики. Они не очень отличаются от Интервью с доктором Пайтоном обыденных, чуток больше зубы, чуток крупнее тушка, чуток посильнее лапы, мало меньше уши. Плюс стремительно научились удалять резцы. Так что угрозы обладателям не представляли. Сосали фарш по загончикам, прыгали на людей, но вреда нет. Вот люди и расслабились. Три либо четыре зайчика сбежали. Было это кое-где Интервью с доктором Пайтоном меж Рублёвским и Новорижским шоссе. Зайчики размножились. У детей зубы были на месте. И началась эпидемия по столичным и подмосковным лесам. К огорчению, популяция лосей в Лосином полуострове была ими съедена.

— А что вы, доктор Пайтон, посоветуете нашим слушателям?

— Во-1-х, что бы ни гласил доктор Форд, если упрятать лицо Интервью с доктором Пайтоном полотенцем, то зайчик нападёт. Он не так глуповат, так что трюк: «Он меня не лицезреет, означает я его не вижу», — не сработает. Во-2-х, эти зайчики ещё не научились дышать ртом, в отличие от австралийских травоядных сородичей, а обыденный грипп для их смертелен, так что они не Интервью с доктором Пайтоном нападают на простуженных людей. Сможете ходить с соплями, это защитит. В-3-х не пытайтесь их штурмовать с близкой дистанции. Прыгая, они развивают скорость в 100 70 км в час. Наилучший метод — это держаться как можно далее от их и держать в голове: они не нападают на сопливых созданий больше их раз этак в 50. Другими Интервью с доктором Пайтоном словами передвигаться стоит простуженными и обнимающимися группами от 10 человек.

— А что делается, чтоб преодолеть кроличий кризис?

— Мой сотрудник — доктор Белоснежный, в девичестве Сероватый, — отыскала тех, кто больше всего подходит под описание естественных противников кроликов-людоедов. Это Giganteae aquilae[3] . Размах их крыльев добивается 5 метров. Они полностью могут поднять человека, но Интервью с доктором Пайтоном, судя по легендам, человечиной они никогда не интересовались.

— Вот и всё, дорогие слушатели. С вами был доктор Монти Пайтон. Будьте аккуратнее с зайчиками. Вас ожидают анонсы спорта и прогноз погоды, но перед этим — маркетинговая пауза.


[1] Poterantus lepusculus (лат.) — зайчик хищный.

[2] Grande coelho mau (порт.) — большой злой зайчик.

[3] Giganteae aquilae Интервью с доктором Пайтоном (лат.) — огромные соколы.


interpretaciya-gruppi-subtestov-blizkih-po-faktornomu-principu.html
interpretaciya-k-testu-ssu.html
interpretaciya-kulturnih-resursov.html