ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава

Все резоны – впустую. Вновь выступают те, кто посиживал в Москве, посматривал на экран телека и покряхтывал: «Эх, не увезти из Мадрида Кубок!» Они, что именуется, давят. Вторично беру слово, доказываю, что беспокоюсь никак не за себя: новый старший тренер начнет поменять команду на собственный лад и взор, а она только‑только стала ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава набирать сыгранность и силы, темп и уверенность внутри себя; 10 месяцев – малый срок для подготовки, а огромным мы не располагали… Напрасно. Принимается постановление – не сомневаюсь, заблаговременно приготовленное.

Как заседание закончилось, подхожу к Ю. Д. Maшину. Припоминаю ему его собственные слова: «Время у вас есть, готовьте сборную к мировому турниру 1966 года ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава, мы вам верим». От разговора на данную тему, от поставленных напрямик вопросов Машин уклоняется и уходит.

В кулуарах – не совершенно понятные намеки, мол, финишный матч вызвал негодование Никиты Сергеевича Хрущева: проиграли франкистам в присутствии самого Франко – это политический проигрыш, опорочили наше Красноватое знамя, уронили честь Русского ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава страны…

Скоро выносится постановление Центрального совета Союза спортивных обществ и организаций СССР, на самом деле собственной продублировавшее постановление президиума Федерации футбола СССР.

О чем я задумывался в те деньки? «Я – коммунист. К делу отношусь так, как должен относиться коммунист. Означает, мне следует обратиться в Центральный Комитет КПСС, там разберутся по ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава справедливости». Решаю обратиться к секретарю ЦК КПСС Леониду Федоровичу Ильичеву: он в то время ведал идейными вопросами.

Звоню его ассистенту. Объясняю сложившееся положение и свою позицию. Прошу, чтоб мне уделил какое‑то – самое малое, только бы уложиться – время Леонид Федорович. Ассистент Ильичева предлагает позвонить завтра. Звоню назавтра. Ассистент передает мировоззрение Л ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава. Ф. Ильичева: «Константин Иванович! И вы без работы не останетесь, и сборная без старшего тренера не останется». «Гибкая» форма отказа в аудиенции.

Не сдержали слово устроители нашего спорта. Необъективно было оценено выступление сборной СССР на европейском чемпионате 1964 года. Вот почему не издавался тогда броский плакат с ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава торжествующей надписью: «Сборная СССР – серебряный призер первенства Европы 1964». Видите, как тщательно я ответил на ваш вопрос «с оплаченным ответом».

– В таком случае, Константин Иванович, я уже не вам, а для читателя процитирую выражение известного футбольного наставника, много лет посвятившего команде киевского «Динамо» и сборной Русского Союза. У Валерия Васильевича ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава Лобановского собственный, очень острый взор на обсуждаемую историю, изложенный в его книжке «Бесконечный матч».

«…Феноминальная сложилась ситуация. Нас позвали посодействовать сборной перед Мексикой, а по окончании чемпионата (1986) не произнесли ни слова, ни полслова о том, что будет с нами далее. Когда я попробовал поставить вопрос официально, напомнил о существовании таковой формы, как ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава заключение договора на какой‑или срок, в ответ последовало: «Вы пока работайте». Неопределенность положения не содействовала, естественно, нашему настроению. Мы вольны были осознавать дело таким макаром, что каждый последующий матч может стать для нас последним.

Нужно сказать, а таком положении посреди наших тренеров мы оказались не ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава первыми. Мне запомнился случай, пожалуй самый возмутительный, происшедший в 1964 году с К. Бесковым. Он провел тогда команду по сложному пути до финишного мачта розыгрыша Кубка Европы посреди государственных сборных, что само по себе значимый фуррор… Представьте для себя; испанская сборная – на собственном стадионе, ее поддерживают 120 тыщ экспансивных зрителей, британского ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава арбитру Артура Эллиса тяжело упрекнуть в предвзятости, но его симпатии к обладателям поля явны. И в таких критериях 1:2 – в в большей степени равной борьбе. Получены серебряные медали, команда стала 2-ой на материке. Комментируя этот конец, тренер Британской футбольной ассоциации Аллен Вейд заявил: «Всякий британец, который поглядел бы конец этого увлекательного ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава соревнования, мог сказать: «Настоящий кубковый конец!» По правде, Испания и СССР показали темп, физическую подготовку, характер. Острое соревнование с неплохой интересной концовкой!»

Концовка вправду вышла «увлекательной». Игра была высоко оценена европейскими спецами; ряд игроков, а именно Лев Яшин и Валерий Воронин, привлекались по итогам Кубка Европы в состав ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава сборной Европы, фигурировали в разных символических сборных, а тренера… уволили. Кто это сделал и почему?

К огорчению, зачинатели схожих решений, принимаемых в большинстве случаев келейно – волевым методом, остаются безымянными. Их подписей нету на бумаге… «Есть мнение» – выражение, сопровождаемое обычно взором в потолок, как будто там, на последующем этаже либо ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава на крыше, посиживает «некто», это «мнение» изрекающий. Действует безотказно.

Кажется, для чего повторять то, что происходило 20 с излишним годов назад? Только для того, чтоб обучаться на ошибках, которые, как досадно бы это не звучало, повторяются.

При всем моем почтении к Николаю Петровичу Морозову, назначенному старшим тренером сборной после отставки Бескова ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава, я убежден, что русская команда выступила бы на чемпионате мира 1966 года в Великобритании лучше и полностью могла если и не стать фаворитом мира, то уже в конце‑то играть точно, – в этом случае, если б остался Бесков. Он начал тщательную работу по формированию сборной, по постановке ее игры ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава. В работе этой он продвинулся далековато, но окончить ее ему не позволили.

В итоге смены тренеров было упущено то, чего ничем не восполнить: время. Упущено по воле лица, пожелавшего остаться неведомым. Лицо, которое, будучи очень дальним от спорта вообщем и от футбола а именно, считало, что «духу нашему спортивному ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава – цвесть всюду!» и уж если не случилась победа, означает, тренера нужно гнать взашей.

Вполне согласен с вами, Константин Иванович, когда вы через один день после того, как «Спартак» в 1987 году стал фаворитом СССР, произнесли в одном интервью: «Можно критиковать игру, и я далековато не всегда ею доволен, и далековато не каждый ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава выигрыш улучшает мне настроение. Но – беспардонно вмешиваться в мою работу!.. И хотя за годы тренерской жизни я как бы ко всему привык, мне удивительно созидать в команде и около команды людей, предрекающих нам провал, готовых, стоит нам чуток оступиться, камня на камне не бросить от построенного нами с таким трудом ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава».

Непризнательное занятие – выдвигать сейчас догадки: что могло бы получиться, если б сборную, выигравшую столько встреч на самом высочайшем уровне, обретавшую необычную и эффективную игру, удалось бы выработанными вами способами и по испытанным состязаниями принципам подвести к финишной стадии чемпионата мира 1966 года. «Если бы да кабы», – усмехнется ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава оппонент. Но мировоззрение Лобановского основано на его своем опыте: вы много лет конкурировали с ним, спартаковцы под управлением Бескова не раз прочно огорчали киевских динамовцев и их наставника – как следует, Лобановскому есть за что на вас сердиться, а он высказывается стопроцентно в вашу пользу!

Нападение, которое создавал ваш преемник в ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава сборной Николай Морозов, сделав ставку сначала на Эдуарда Малофеева и Анатолия Банишевского, игроков довольно прямолинейных, с самого начала не производило воспоминания безбедного, способного обеспечить взятие ворот сильных конкурентов (что и подтвердилось в процессе матчей мирового турнира). Не был привлечен в сборную 1966 года Эдуард Стрельцов. А Стрельцов, тончайший тактик, наиковарнейший форвард, был ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава тогда, в свои 28 лет, необычно небезопасен для хоть какого противника. Под стать ему неизменный партнер Стрельцова, тоже собственного рода доктор футбольных наук Валентин Иванов. Да, ему шел 30 2-ой год. И что все-таки из этого? Иванов всегда умел к подходящему моменту достигать пика собственных физических способностей, а ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава сколько мячей забил он в ворота самых различных государственных команд! Не попал в сборную Морозова и щедрый на голы Виктор Пн. Не попали и многие другие: «не показались» новенькому тренеру, хотя в команде Бескова делом обосновывали свою необходимость и полезность. 4-ое место, занятое нашей командой на чемпионате мира ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава в Великобритании, – тот предельный минимум, которого она и была способна достигнуть, осуществляя концепцию Морозова. Но ведь конкретно в тот период наличие хороших футболистов позволяло рассчитывать на большее! Если б не помешали сверху.

– То была не 1-ая несправедливость, которую мне довелось пережить и следить. Вспомним хотя бы разгон олимпийской команды СССР ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава 1952 года, расформирование известного ЦДКА – базисного клуба той сборной. За то, что в повторном матче не выиграли у сборной Югославии, был дисквалифицирован выдающийся тренер Борис Андреевич Аркадьев, лишены знатных званий заслуженных мастеров спорта Валентин Николаев, Константин Крижевский, Александр Петров и я.

– Константин Иванович, как фактически это все происходило?

– Когда после повторной игры ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава с югославами мы пришли в свою раздевалку, там воцарилась горестная, просто траурная тишь. А ведь намедни был матч с той же югославской сборной, когда, проигрывая со счетом 1:5 (этот пример стал традиционным, хрестоматийным), мы смогли вырвать ничью, сделать счет 5:5. Тогда в раздевалке после игры нас целовали, многих из нас ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава качали руководители спортивной делегации, работники посольства СССР в Финляндии, разные официальные и неофициальные лица. А здесь, повторяю, траурная тишь. Мы опорочились. Мы никому не необходимы.

Прибываем в Москву – команду никто не встречает. Через некое время по одиночке вызывают в Комитет по делам физкультуры и спорта, прямо в кабинет председателя ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава комитета Романова, и там звучит презрительное: «За ошибки в игре, за то‑то и за то‑то, за все вкупе с тебя снимается почтенное звание заслуженного мастера спорта СССР!» Я, естественно, не смолчал: «За что? У меня за все годы игры в футбол – ни одного замечания!» Присутствовавший в кабинете Романова ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава работник аппарата ЦК КПСС Зубков (он вроде бы олицетворял партию во время этой процедуры) бросил по моему адресу реплику: «Ты еще смеешь вопросы задавать?»

Борис Андреевич Аркадьев после чего разгона более одного года не мог получить работу.

– Обо всех участниках олимпийской сборной вы, Константин Иванович, наверняка ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава, судить не сможете; но скажите – лично себя считаете ли в чем‑то виноватым? Я имею в виду поражение от югославов в повторном матче Олимпиады 1952 года.

– Давайте тихо во всем разберемся. Сборную в 1952 году сформировывали, в сути, в первый раз. Опыта соревнований настолько высочайшего уровня ни у кого из ее тренеров ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава и футболистов не было. Под знамя олимпийской сборной созвали огромное количество игроков: хватило бы на четыре состава. Готовились длительно, на целых 6 месяцев футболисты были оторваны от собственных клубных команд. Проводилось много двухсторонних тренировочных матчей, товарищеских игр, в том числе интернациональных. Словом, как я понимаю сейчас, перестарались, переусердствовали.

В ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава месяц до выезда в Хельсинки во время одной из тренировочных игр я получил суровую травму: надрыв задней поверхности правого ноги. Такая травма не позволяет играть (уж поверьте, я в их разбираюсь, у меня всякие были, полный набор). 20 5 дней старался ее залечить, но даже трениться не мог.

За неделю до отъезда в ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава Финляндию чувствую, что пока я не игрок. Обращаюсь к Аркадьеву: «Борис Андреевич, я не в форме, 20 5 дней не могу тренироваться». Он отвечает: «Поздно, Константин. Кого‑то другого заместо вас оформить не успеем (это ведь в 50 втором году происходит, идет речь о выезде в капстрану). Придется вам съездить. Поприсутствуете. Может ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава быть, вам и на поле выйти не доведется, но наличие в русской команде Бескова будет иметь значение – и для ваших товарищей, и для зарубежных соперников».

На первую игру – со сборной Болгарии – меня даже в число запасных не включили. С огромным трудом победили наши болгарскую команду – 2:1. Матч складывался кое ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава‑как, не клеилась игра у нашего нападения. Приметно было, что все перетренировались. Но кому до наших «технологий» было дело? Тогда доминировала политика: «Советские спортсмены посильнее всех!» С вышестоящей точки зрения, очевидно.

Перед матчем с югославами состоялся подробнейший разбор действий каждого в предшествующей игре. На этом собрании вдруг прозвучало руководящее: «А почему ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава Бескова, такового опытнейшего, опытного и действенного, не назначаете на игру?»

Борис Андреевич поглядел на меня; в его взоре выражалась палитра эмоций. Мы с ним понимали, что назначать меня на игру не следовало бы. После паузы он произнес: «Константин, сыграете полусреднего. Вам вменяется в обязанности штурмовать и в то ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава же время противостоять левому полузащитнику югославов Златко Чайковскому, устроителю и мотору их атак: необходимо его нейтрализовать».

Я знал, что Златко Чайковский в тот период был, как говорится, в полнейшем порядке. Задачку передо мной поставили просто непосильную, если принять во внимание мою травму. Попросив слово, попробовал разъяснить – не все ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава (чтоб не подвести Аркадьева), а только общий смысл ситуации: «Организовать атаку – это я еще в состоянии, но совсем не готов делать роль левого полусреднего, не готов к такому амплуа, не в той кондиции, там очень большой объем работы. – Уж и не стал обосновывать, что Чайковский в хорошей форме. – Могу ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава еще как‑то сыграть на левом фланге, хотя и это не мое место». Со мной согласились, назначили на левый край нападения.

– Выходит, Константин Иванович, на Аркадьева подействовал начальственный «указуй»? Как же реноме непокладистого, принципного тренера?

– Такая слава была Аркадьевым. заслужена. И в этом случае он тоже, полагаю, не шел ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава ни у кого на поводу. Борис Андреевич отлично знал меня еще по довоенному «Металлургу», у него было довольно случаев убедиться, что я себя в игре не жалею, выкладываюсь полностью, что интересы команды для меня главное. Вероятнее всего он тогда пошевелил мозгами: включенный в состав Бесков сделает все, что в ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава его силах.

Я и по правде делал в той игре с югославами все, что было в моих силах. Кстати, три раза подавал угловые удары, и три раза мяч после этих подач оказывался в сетке ворот наших врагов. В особенности характерен 3-ий угловой. Чтоб уравнять положение, нам нужен был один ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава гол (счет уже был 4:5).

Мяч вышел за лицевую линию так, что подавать его был должен с правого края нашей атаки Василий Трофимов. Здесь я ему и говорю: «Разреши я подам?» – «Давай, раз для тебя так везет», – отвечает Трофимов. Я перехожу на правый край, устанавливаю мяч около углового флага ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава, кратко разбегаюсь, навешиваю на штрафную площадь, и Александр Петров сквитывает счет – 5:5!

– Любопытно, чем вы себе объясняете везение с этими угловыми? Как гласил Суворов, везение везением, но нужно к тому же умение…

– Подача углового – простый технический прием, стандартное положение. В тот денек вправду какой‑то рок вдруг навис над воротами сборной Югославии… Ну ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава представим для себя таковой опыт. Ставится задачка перед семью нападающими и полузащитниками: на данный момент то с правого, то с левого края будет три раза попорядку подаваться угловой, и вы всемером должны стремительно забить все три мяча попорядку. Перед вами – один вратарь, без защитников; уж 1-го ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава‑то вы обыграете! И что вы думаете, я никак не убежден, что все три подачи от угловых флагов обязательно увенчаются голами. Может быть, в одном случае вратарь выпрыгнет успешно и возьмет мяч намертво, может быть, сможет перебросить через перекладину собственных ворот снова на угловой, в конце концов, оканчивающий удар нападающего может пройти ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава минуя цели (лупить‑то нужно в одно касание!). Но все три угловых даже в искусственно сделанных критериях не непременно окончатся взятием ворот. А тогда, в Хельсинки, при насыщенной югославской обороне (в штрафной площади было тесновато), удалось! Нет, что ни гласите, умение умением, но нужно к тому же везение ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава.

Вспомните гол Валерия Шмарова в ворота киевских динамовцев в предпоследнем туре чемпионата СССР 1989 года. Шли последние секунды матча. Ничья – 1:1 – устраивала киевлян, а спартаковцев ставила в неустойчивое положение: тогда им, чтоб стать владельцами золотых медалей, была бы актуально нужна ничья в последнем туре с «Жальгирисом», не в Вильнюсе ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава с ним играть тяжело. Шмаров лупил штрафной метров с 18-ти прямо напротив ворот. Он спешил: время матча истекло, арбитр добавил сколько‑то секунд, учтя остановки игры, вызванные столкновениями футболистов и выходами на поле докторов. Шмаров спешил пробить до того, как прозвучит финишный свисток судьи. Как следует, он не мог произвести ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава кропотливо сверенный удар. Я совсем не отказываю Шмарову в умении, удар у него поставлен, это им не раз подтверждено. Но этот удар вышел безупречным, максимально четким и сложным для вратаря. И я совершенно не убежден, что, располагая временем, не будучи в тисках событий, Шмаров повторит таковой удар «по ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава заказу».

Вернемся в Хельсинки 1952 года? Перед повторной встречей с югославской сборной я опять растолковал, что бедро не зажило (эта травма не позволяет бегать в полную силу, вот в чем неудача). Но всех как будто заворожили мои угловые. Поставили меня на место инсайда, снова с заданием штурмовать и сразу нейтрализовать Златко Чайковского ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава. В партнеры слева мне был назначен Автандил Чкуасели, его решил испытать Аркадьев. Все мы ощущали, что после перенапряжения в предшествующей встрече ни один из нас еще не восстановился, сил на эту переигровку может не хватить. Это при том, что югославы – опытные бойцы, испытанные на интернациональной арене, одна ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава из наисильнейших в то время сборных материка.

И сил нам не хватило. Каждый в отдельности еще мог не без фуррора состязаться со своим югославским визави, а кое‑кто даже выиграть конкурента. Но все вкупе, командой, мы в тот денек уступали по многим статьям. Не только лишь по припасу физических сил, не только ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава лишь по интернациональному опыту, да и в сыгранности. И хотя мы повели в счете 1:0, потом не выдержали темпа, смешались и пропустили три мяча.

– Что ж, футболисты на собственном жаргоне молвят: «Мяч круглый, поле ровненькое, обе половины одинаковые». Мы с вами лицезрели, как сборная Бразилии во главе с ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава величавым Пеле после триумфов 1958 и 1962 годов была повержена командами Венгрии и Португалии в 1966 году. Бразильские болельщики сожгли символическое изображение старшего тренера Висенте Феолы, но этим и кончилось, и Пеле с партнерами никто не лишил почета. Потому бразильцы и смогли через четыре года, в Мексике 1970‑го, в 3-ий раз захватить «Золотую богиню ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава». За что все-таки вас так сердито наказали (вопрос риторический, но задать его нужно)?

– Был разгневан Сталин. Естественно, все его окружение вторило вождю. «Проиграть ревизионистам‑югославам, на удовлетворенность клике Тито и Ранковича!» – так ставился вопрос. «Не проявить подлинного патриотизма, не суметь выиграть при том, что нас более двухсотен миллионов ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава, а югославов сколько?» За это не достаточно было снять звания заслуженных… Футбол, его закономерности, специфичность, в конце концов, его случайности – в расчет не принималось ничего. Виноватых необходимо было наказать, и это сделали. Комитет по физической культуре и спорту оперативно отреагировал. Все – по торенным в других областях ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава жизни дорожкам.

– И все таки это было только одно из нескольких, даже многих прикосновений с несправедливостью в вашей жизни, Константин Иванович!

– Ничего не поделаешь, не я 1-ый, не я последний. В конце 80-х годов были освобождены от работы восемь старших тренеров команд высшей лиги. Садырин был изгнан из «Зенита», Емец – из «Днепра ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава», Коньков – из «Шахтера», Андриасян – из «Арарата», Лемешко – из «Металлиста», Малофеев – из столичного «Динамо», Остроушко – из «Кайрата», Шубин – из «Ротора». Сменялись старшие тренеры и в других командах.

– Выходит, что футбольный тренер – одна из самых незащищенных профессий. С тренером никто не считается. Культ личности, оттепель, похолодание, застой, перестройка – тренер все ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава с той же легкостью оказывается за дверцами клуба, в каком вел поиск, селекцию, создавал концепцию игры, слаженные звенья… С вами такое, Константин Иванович, случилось, если не ошибаюсь, в столичном «Торпедо»?

– Да, это были мои 1-ые самостоятельные тренерские шаги. Я только начал создавать новейшую команду. Пригласил в «Торпедо» Александра ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава Медакина, Леонида Островского, Кирилла Доронина, Николая Маношина, которого присмотрел в футбольной школе молодежи, Славу Метревели (его увидел в горьковском «Торпедо», привез в Москву и, пока ему негде было жить, поселил у себя дома). С папой Валерия Воронина мы в свое время совместно служили в армии. И вот, узнав, что ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава я возглавляю «Торпедо», Иван Воронин наведался ко мне в команду и произнес: «Вверяю для тебя отпрыска – кончает среднюю школу и прямо бредит футболом; погляди, может, и впрямь из него футболист получится».

Валерий Воронин оправдал надежды и стал одним из самых фаворитных мастеров в Европе.

Мы заняли тогда, в 1956 году ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава, 4-ое место в первенстве страны, и это был только старт истинной работы. Но за моей спиной уже плелись интриги: «Не наш, не автозаводский, разгоняет старенькые кадры…» Вправду, я желал освежить команду, высвободить неких игроков, утративших кондиции. К тому же мы лидировали в первом круге, и кое‑кто начал досрочно отмечать ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава за столом будущие медали. Это не могло не привести к определенному спаду в игре, которым и пользовались недовольные мной. Собрались в парткоме автозавода имени Лихачева и вкупе с заводским и партийным управлением стали дискуссировать положение в команде – без меня, без старшего тренера… В сути, такое игнорирование было ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава вызовом, поддержанным в парткоме. По другому партком поставил бы на место тех, кому не нравились дисциплина, огромные нагрузки на тренировках и возникновение в команде профессиональных юных футболистов. Но так как заводские вожаки пошли на таковой шаг – участвовали в собрании определенной группы футболистов, обсуждали с ними положение и мои деяния, не удосужившись ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава хотя бы пригласить старшего тренера на этот разбор, я решил не обосновывать ЗИЛу свою правоту, а расстаться с ним – обходительно, но холодно. Подал заявление об освобождение от должности по собственному желанию.

– Гордость, Константин Иванович?

– Скажем спокойнее: чувство собственного плюсы. Не желал да так и не научился унижаться. И уже не ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава научусь.

– Но жаль же не плохое дело прерывать! Вы такие имена окрестили… Конкретно те, которых вы перечислили, стали достаточно скоро чемпионами СССР, многие декорировали собой сборную страны.

– Жаль не плохое дело прерывать! Но что все-таки делать – вытерпеть? Если тебя стукнули по правой щеке, подставить левую ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава? Миши Иосифовича Якушина уволили из «Локомотива», обвинив в … некомпетентности! Уж в чем бы обвинили, но Якушина – в некомпетентности!.. За проигрыш на Олимпиаде навечно отлучили от футбола Аркадьева. Ну и в моей судьбе история, происшедшая в один прекрасный момент в «Торпедо», повторялась.

Последующий «крах» ожидал меня в команде Центрального дома Русской ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава Армии. Началось с того, что управляющий армейского клуба генерал‑майор Ревенко пригласил меня на беседу (а я тогда управлял учебой в столичной ФШМ) и предложил пост старшего тренера ЦДСА. Два сезона проработал я в этой команде, и она будто бы стала преуспевать.

Судите сами. Сезон 1959 года армейцы окончили на девятом месте ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава, сезон 1960‑го – на шестом. В 1-ый год моей работы – в 1961‑м – команда вышла на 4-ое место и на последующий год повторила этот итог. А в процессе чемпионата длительное время была в фаворитах, претендуя на 1-ые роли, – это свидетельство потенциала. И здесь тяжело захворал генерал Ревенко, начальником армейского клуба был ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава назначен генерал Филиппов, который плохо разбирался в аспектах футбольных дел, зато очень интенсивно и уверенно вмешивался в предназначение игроков на матчи, влиял на атмосферу в команде. Обычные дела, которые сложились у меня с Ревенко, Филиппов поддерживать не возжелал. И снова пришлось уходить тренеру. Я ушел, а на последующий год ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава армейцы заняли в чемпионате СССР только седьмое место. И невдомек было командованию, что было надо «поблагодарить» за этот регресс генерала Филиппова, любителя определять состав на игры всесоюзного первенства.

– Грустно. В годы вашей работы с ЦДСА в команде появилась плеяда многообещающих юных игроков, которые с течением времени все ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава, как принято гласить, состоялись. Ведь это вы дали путевку в жизнь Альберту Шестерневу, Владимиру Федотову, Владимиру Пономареву, Владимиру Поликарпову и другим.

– Обида есть, но не на определенных людей, а на сам принцип схожих отношений клуба и тренера. Принцип, при котором мешают довести дело до достойного результата. Нечто схожее вышло со мной ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава и в столичном «Локомотиве» в 1966 году: начал подбирать способных футболистов, в каких усмотрел огромные и еще не раскрытые способности, но вновь сыграли свою роль ведомственные предрассудки на уровне первобытных: «Он не наш, не из Министерства путей сообщения». Какая‑то чушь.

А ведь должность тренера – очень непростая штука ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава. Он и преподаватель, и стратег, и административная фигура, он и типичный глава дома. Лев Филатов в книжке «Наедине с футболом» любопытно пишет о тренере: «Он вкупе с футболистами ест, дремлет, встает на весы и определяет давление крови… На их очах говорит со различным начальством, так что и футболисты ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава знают о нем все. Утайка, камуфляж, рисовка невозможны с обеих сторон. Открытость, близость и осведомленность – чисто семейные».

Лев Иванович Филатов потрясающе знает футбольную «планиду». Да, тренер и команда – одна семья. В примерных случаях, естественно. Хотя и в семьях бывают конфликты, неурядицы прямо до полного разрыва отношений… Но – и это ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава мое жесткое убеждение – команда сначала действующий производственный творческий коллектив, имеющий обязательства перед людьми, перед своим городом, областью, государством. Коллектив, выдающий продукцию. В этом случае зрелищную и состязательную. Означает, отношения в команде должны в некой степени носить служебный колер. Дело у всех в команде общее, каждый за него в ответе. Всяческие «междусобойчики», групповщина ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава, клановые интересы, не относящиеся к делу, к футболу, все эти «ты – мне, я – тебе» вначале отметаются! Таковы мои принципы.

– Означает, вы и в «Спартаке» остались верны своим принципам и из‑за этого произошел конфликт, почти во всем ставший известным общественности?

– «Спартаку» я дал двенадцать лет. Третья часть моей тренерской ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава жизни. О «Спартаке» мне охото поведать серьезно. И этот разговор – впереди.

А ПОКА – «МЕТАЛЛУРГ»

Тяжело после бередящей духовные раны темы ворачиваться к поочередному и безмятежному повествованию. Надеюсь, вобщем, что период, о котором буду гласить на данный момент, даст мне положительные эмоции. Итак, август 1938 года, и я принят в команду ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава мастеров высшей лиги «Металлург» (Москва).

Золотое время! Мне нет еще 18-ти, а я выхожу на поле тбилисского стадиона «Динамо»: на 65‑й минутке товарищеского матча меня выпустили на смену. От волнения чуть не задыхаюсь, хотя матч не календарный. Ведь кто конкуренты – Гайоз Джеджелава, Шавгулидзе, Панюков, Бережной, Бердзенишвили, – что ни ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава игрок, то звезда грузинского футбола. Ну и у нас известные мастера: Потапов, Кузин, Попков, Алякринский, в голу – Борис Набоков.

Мимолетное воспоминание… В «Металлурге» было два голкипера – Борис Набоков и Николай Назаретов (последнего пригласили из столичной команды «Крылья Советов»). Оба хорошие вратари, но оба игрались не без ошибок ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава, потому Борис Андреевич Аркадьев назначал на матчи то 1-го, то другого. Самолюбивые голкиперы приходили к нему с одним и этим же вопросом: «Кто же все же у нас основной вратарь?» Беря во внимание, что сейчас либо завтра предстоит играть Набокову, Аркадьев отвечал: «Вы, Боря, естественно, вы – основной». В очередной ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава игре Борис ошибался, команда проигрывала, на последующий матч назначался Назаретов, тогда и на вопрос об основном вратаре Борис Андреевич с той же убежденностью отвечал: «Вы, Коля, непременно, вы – основной!» Это я к вопросу о тренерской доле, о том, как тренеру приходится другой раз лавировать… Меж иным, если вратарь не ощущает себя главным ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава, это плохо отражается на его игре, он теряет уверенность внутри себя.

Не считая меня в «Металлурге» собрались бывалые футболисты. Вообщем, по‑моему, не было игроков молодее 25 лет, и были товарищи в возрасте за 30. Приличные люди: Зайцев – инженер, Кудрявцев – техник. Играл у нас общепризнанный фаворит команды нападающий ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава Сергей Капелькин, тоже не парень. Они все звали меня сынком. И все дружно воспитывали.

Чемпионат 1938 года проводился в один круг меж 20 шестью командами. Всего 20 5 матчей. Мне не довелось участвовать в сколько‑нибудь ответственных играх того сезона. Но я был своим в команде, ездил на многие матчи. И на финале ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава сезона стал свидетелем большой футбольной несправедливости – вот она‑то была первой в моей жизни. «Металлург», преследуя по пятам фаворита турнира – столичный «Спартак», встречался по расписанию в Тбилиси с местными динамовцами. В случае нашей победы заводскую команду ожидала бы переигровка со «Спартаком» за 1-ое место.

Судить этот матч должны были ИНТЕРВЬЮ О СПРАВЕДЛИВОСТИ 3 глава судьи или Сошенко из Харькова, или Воног из Ленинграда. Как выяснилось позднее, оба вдруг получили открытки: «Не выезжайте». И судить встречу в связи с неприбытием заблаговременно назначенных арбитров поручили тбилисскому судью Аракелову.


investicionnaya-deyatelnost-predpriyatiya.html
investicionnaya-deyatelnost-v-oao-rzhd.html
investicionnaya-i-ekspluatacionnaya-fazi-proekta.html